Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ling

Die Fledermaus

Пятиминутный видеофрагмент с бала Орловского яснее ясного показывает - в чём конкретно состоит мастерство постановщика, хореографа, сценографа и актёров суть искусства.

[Spoiler (click to open)]


Im salon bei dem Prinzen Orlofsky
Johann Strauss ( сын )
Grand Opera, 2001 г
режиссёр Coline Serreau


promo rhumb april 23, 2013 10:39 11
Buy for 30 tokens
Есть изречение, которое я порой дарю другим людям. Оно магическое и сильно облегчает жизнь. Звучит так: «проблема выбора возникает тогда, когда ни один из вариантов не подходит». Таким образом, проблема выбора возникает тогда, когда люди выбирают слабый гештальт. Пойду ещё дальше: проблема…
ling

Меня кличут лютиком, маленьким лютиком..

[Spoiler (click to open)]
Simon Callow & Dame Judith Dench
в фильме Victoria & Abdul, 2017:

фрагмент из Manon Lescaut Джакомо Пуччини
и ариетта из комической оперы H.M.S. Pinafore; or, The Lass That Loved a Sailor Артура Салливана

видео - здесь

Меня кличут лютиком, маленьким лютиком
Трудно понять,- отчего
Но все кличут лютиком, бедненьким лютиком
И я уж привыкла давно



ling

Это ничего не укрепляет, включая эрекцию

Если бы я кого‑то любил, я бы не стал звонить об этом всему миру — потому что это дало бы умным людям сигнал, что любовь моя недостаточно сильна, и мне нужны зеркала чужих глаз, чтобы ее умножить.

Поэтому чем больше счастливых совместных фоток, чем ярче и воодушевленней признания — тем очевидней, что человек пытается заглушить сомнения в ценности того, что у него есть, и добавить недостающих чувств.

Мне скажут, что страсть, наоборот, так велика, что хочется поделиться ею со всем миром. А я спрошу, что легче: признаться в любви тому, к кому ничего не чувствуешь, или открыться тому, к кому горишь и пылаешь так, что колени трясутся? Подлинные чувства — потаенная, тонкая, стыдливая материя.

Но это лишь один момент — что как «мысль изреченная есть ложь», так и обнародованные чувства мало что стоят. Второй момент — эти всесветные признания уничтожают интригу. То есть, не добавляя влечения одной стороне, снижают его у другой. Потому что не надо признаваться кому-то, что ты ему всецело принадлежишь. Особенно публично. Это ничего не укрепляет, включая эрекцию.

[Spoiler (click to open)]
Это я два года назад написал, а вдохновила меня буженина, которую мы сначала купили и жрали из коробки прямо в магазине, без хлеба. А утром ее остатки лежали в холодильнике забытые и навели меня на мысли о сложности жизни.
текст: Саша Иванов



Люблю, - но реже говорю об этом,
Люблю нежней, - но не для многих глаз.
Торгует чувством тот, что перед светом
Всю душу выставляет напоказ.
Тебя встречал я песней, как приветом,
Когда любовь нова была для нас.
Так соловей гремит в полночный час
Весной, но флейту забывает летом.
Ночь не лишится прелести своей,
Когда его умолкнут излиянья.
Но музыка, звуча со всех ветвей,
Обычной став, теряет обаянье.
И я умолк подобно соловью:
Свое пропел и больше не пою.

***

Моя любовь растет, хоть не на взгляд.
Люблю не меньше, меньше выражая.
Любовь - товар, когда о ней кричат
На площади, ей цену поднимая.
В весеннюю пору любви моей
Тебя встречал моею песней звонкой,
Как у порога лета соловей.
Но чуть окрепнет в ниве стебель тонкий,
Смолкает он, - не потому, что слаще
Пора весны, когда он пел о розе,
Но потому, что там гудит в зеленой чаще
И глушит песнь любви в вседневной прозе.
Поэтому, как он, и я молчу,
Тебя тревожить песней не хочу.

***

Люблю сильней - хотя слабее с виду,
Люблю щедрей - хоть говорю скупей.
Любви своей наносим мы обиду,
Когда кричим на все лады о ней.
Любовь у нас цвела весенним цветом,
И пел тогда я в сотнях нежных строк,
Как соловей, чьи трели льются летом
И умолкают, лишь наступит срок,
Не потому, что лето оскудело,
Что ночь не так прекрасна и чиста.
Но музыка повсюду зазвенела,
А став обычной, гибнет красота.
И я на губы наложил печать -
Тебе не буду песней докучать.

***

My love is strength'ned, though more weak in seeming;
I love not less, though less the show appear:
That love is merchandised whose rich esteeming
The owner's tongue doth publish every where.
Our love was new, and then but in the spring,
When I was wont to greet it with my lays,
As Philomel in summer's front doth sing,
And stops his pipe in growth of riper days:
Not that the summer is less pleasant now
Than when her mournful hymns did hush the night,
But that wild music burthens every bough,
And sweets grown common lose their dear delight.
Therefore like her, I sometime hold my tongue,
Because I would not dull you with my song.

Sonnet 102 by W.Shakespeare
перевод: С.Маршак, М.Чайковский, А.Финкель
песня: М.Таривердиев
режиссёр фильма: В.Титов
в кадре: Е.Цыплакова, А.Соловьёв


ling

...от тебя пахнёт вдруг дешёвым мылом и я не смогу...

Незавершенный гештальт - это когда тебя "недоеб@ли".
В смысле, не до конца.
В смысле, он ( она ) закончил(а) ваши отношения раньше, чем ты.
То есть, вроде как, он ушел уже давно, а ты все ждёшь, ждёшь, ждёшь, и как-то глупо и тоскливо веришь в то, что всё когда-нибудь вернется.
Нет, даже не так.
Абсурдно веришь, скорее, даже в то, что сам(а) сможешь вернуться туда и в то состояние себя прежнего.

И вот эти сотни маленьких обидок - на себя, на него, на то, что недолюбили, на то, что удержать не удалось, на черт знает что ещё - мешают жить. Уже давно появился кто-то новый, но... ты всегда понимаешь, что вот эта прошлая любовь - она никуда не делась, она ссохлась, свернулась в комочек и ждёт.

И живёт в тебе сжатым zip-файлом заархивированная тоска.
По тому, что было, но не прошло до конца.
По тому, чего никогда не будет.
Она не занимает много места, но она всегда с тобой. Даже когда ты, потом уже, вроде как, счастлив.
И Delete нажать нельзя. Она всё равно не исчезнет.
И что с этим делать - бог знает.

[Spoiler (click to open)]
Я думаю, такая штука ну хоть один раз, но была в жизни у каждого. Когда тебе хотелось ещё, а ему - уже нет. Я не про секс, если что. Я про любовь. Ну или почти про неё.
И годы прошли, а ты все так же, из всех людей, которые будут рядом, выбираешь безальтернативно все тот же тип, и с надеждой ищешь в чужих глазах отголоски того, что было с кем-то другим.

И иногда где-то там в толпе всё мерещится то лицо. И кажется, что он вот-вот нарисуется у тебя на горизонте. Хотя головой ты понимаешь, что уже давно, очень давно никуда нельзя вернуться.
Но не отпускает, сука, эта тоска.

И часто на протяжении долгих лет мы пытаемся этот гештальт завершить. Неосознанно. Просто что-то такое внутри сидит и жужжит время от времени, что мол, неплохо было бы оказаться вместе с этим человеком, да и закончить, наконец, начатое. Нами движет отнюдь не любовь, а скорее... интерес.
Нам хочется почувствовать себя теми, кем мы никогда так и не стали: любовницами тех самых мужчин, или снова любимыми тех самых женщин, которых мы когда-то получили, но так и не смогли удержать.
Потому что осталось ощущение недоёбан незавершённости. То есть, вроде как, что-то могло бы быть, а не случилось.

Но вот беда - даже если и удается вернуться туда, в то самое состояние, то, чаще всего, из этого ничего хорошего не выходит.
Гештальт завершается, а на душе почему-то становится никак, потому что вряд ли тогда, в самом начале поиска старого гештальта, мы понимали, что мы уже не те.
По сути, закрывается та самая, распахнутая дверь, которая так мешала своим сквозняком. А тепло почему-то так и не становится.

Потому что любили уже не человека, который за годы давно поменялся, а привычный образ о нём. Тот, что был в голове тогда, и остался навсегда.
Остался статичным. Человек меняется. Образ - нет.

А может, ну его, этот чёртов гештальт с его незавершёнными фигурами?
Зачем все всегда завершать?
Ведь в этой фразе - "бойтесь своих желаний, они иногда исполняются" - есть большая доля правды.



полный оригинальный текст - тут
соответствующая песня "Крематория" - тут
старый пост rhumb тут



ling

Самообман и непостоянство

Если всё, что родилось, должно разрушиться и умереть, тогда павлины в саду, драгоценности, балдахины, благовония, музыка, золотой поднос для туфель, заморские графины, семья и страна, – всё это не имеет никакого смысла. Зачем всё это? Зачем человеку в здравом уме проливать кровь и слёзы ради того, что, как ему известно, в конечном счёте или испарится само, или будет оставлено позади?

[Spoiler (click to open)]
Рассуждая о первой печати буддизма, тулку Дзонгсар Кхьенце Норбу Ринпоче пишет:
Царевичу Сиддхартхе уже не был нужен эликсир бессмертия. Поняв, что все вещи составные, что процесс их распада бесконечен и что ни одна из составляющих во всём мироздании не существует сама по себе в неизменном, чистом состоянии, он обрёл освобождение.

Нет такой всемогущей силы, которая могла бы обратить вспять движение к смерти, а потому для него не существовало более опасности стать пленником обманчивых надежд. Если нет слепой надежды, нет и разочарования. Если ты знаешь, что всё непостоянно, ты ни за что не держишься, а если ты ни за что не держишься, то не рассуждаешь с точки зрения обладания или утраты, а потому живёшь действительно наполненной жизнью.


ling

Пантелей и Василиса









Сложилось впечатление, что режиссёр не прорабатывал рисунок роли ни с Зайцевой, ни с Маковецким, не выстраивал ни каркас, ни стилистику исполнения, не делал правок. Отдал всё им на откуп - мол, мастерам видней. Подобные карт-бланши, выписанные артистам, ведут лишь к рыхлому туману и сумбуру вместо музыки.

Кого играл Маковецкий? Шейлока? Фроима Грача? Шпрехшталмейстера на пенсии? Мне эти вихляния не понравились.
Зайцева - актриса классом повыше, возможности её огромны. Некоторые наноэпизоды она сделала гениально, однако в целом работа невнятная.

[Spoiler (click to open)]
Если всё не так, и заслуженные артисты трудились в согласии с базисным замыслом Урсуляка - то мне это странно, ведь все остальные роли в сериале продуманы вполне чётко.

Урсуляк-на-Дону
ling

Ай луз контрол



Брахман:
Вы что думаете, у настоящего человека – у меня, или там у Митеньки – есть личность, которая принимает решения?
В действительности человеческие решения вырабатываются в таких темных углах мозга, куда никакая наука не может заглянуть, и принимаются они механически и бессознательно, как в промышленном роботе, который мерит расстояния и сверлит дырки.
А то, что называется «человеческой личностью», просто ставит на этих решениях свою печать со словом «утверждаю». Причем ставит на всех без исключения.

Гурджиев:
Люди — это машины, а от машин нельзя ожидать ничего, кроме механического действия. Установить этот факт для себя, понять его, быть убеждённым в его истинности — значит избавиться от тысячи иллюзий о человеке, о том, что он якобы творчески и сознательно организует собственную жизнь.
Всё, что происходит с человеком, всё, что сделано им, всё, что исходит от него, — всё это случается. И случается точно так же, как выпадает дождь после изменений в верхних слоях атмосферы или в окружающих облаках, как тает снег, когда на него падают лучи солнца, как вздымается ветром пыль.

Митяшин:
Желание - идея о том, что что-то должно произойти и что это хорошо. Это притяжение чего-то нужного в свою жизнь.
Намерение - сила, которая заставляет подниматься вашу руку. Это сила, которая рулит вашим телом. Намерение всегда в настоящем времени. Остальное - желания.
Намерение это причина. Желания и тот кто хочет - это просто умственная деятельность не имеющая прямой причинности. Без намерения вы не сможете и моргнуть.
Желания и идеи тоже создаются намерениями. Сами же намерения просто приходят к вам, вы не контролируете их появление.
Так есть ли у вас вообще контроль?
Видеть это - похоже и есть мудрость
Collapse )
ling

Anton, Ivan, Boris et moi

Величайшая ошибка — думать, что человек всегда один и тот же.
Человек никогда не бывает долго одним и тем же. Он постоянно изменяется; он редко остаётся неизменным даже в течение получаса.
Мы думаем, что если человека зовут Иваном, он всегда будет Иваном; ничего подобного! Сейчас это Иван, через минуту — Петр, а ещё через минуту — Николай, Сергей, Матвей, Семен. А вы всё ещё думаете, что это Иван.
Вы знаете, что Иван не может делать некоторых вещей, например, не в состоянии солгать. Затем вы обнаруживаете, что он солгал, и удивляетесь, как он мог это сделать. Однако Иван и впрямь не может лгать: солгал Николай. И когда появляется возможность, Николай не в состоянии не лгать. Вы удивитесь, обнаружив, какая толпа таких Иванов, Николаев и других лиц живёт в одном человеке.
Если вы научитесь наблюдать за ними, вам не нужно будет ходить в кинематограф.

Эти Иваны, Петры, Николаи называют себя «я», иначе говоря, считают себя хозяевами, и никто из них не желает признавать другого.
Каждый из них — халиф на час; он делает то, что ему нравится, невзирая ни на что, а расплачиваться за это впоследствии приходится другим. И среди них нет никакого порядка. Кто из них выскочит наверх, тот и становится хозяином. Он хлещет всех направо и налево и ничего не боится. Но в следующее мгновенье другой хватает кнут и бьёт его самого.
Так продолжается в течение всей человеческой жизни. Вообразите страну, где каждый может на пять минут стать царём и делать в течение этих пяти минут с царством всё, что захочет.
А ведь такова наша жизнь.

[Spoiler (click to open)]
Г.Гурджиев в изложении П.Успенского