Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

ling

L'amour dure trois ans



[Spoiler (click to open)]
Семья изначально была задумана для передачи имущественных и сословных прав своему потомству. Передачи фамилии. Для удобства ведения семейного хозяйства: папа и мама это завхозы, дети подмастерья.
Это сейчас сей институт "оброс" некими ожиданиями и упованиями якобы семья для счастья личности/развития, потому что так принято у культурных людей, чтобы жить душа-в-душу, быть счастливыми и умереть в один день, чтоб Бог был доволен, чтоб дети были психически защищены в семье, чтоб любовь да взаимопонимание до гроба.
Есть такие мифы.
Соответственно через 3 года люди удивляются почему не душа в душу, почему несчастливы, почему разлад, почему секс 1 раз в месяц по графику?
Вы серьезно?

текст: interv
иллюстрация: Иван Владимиров


promo rhumb april 23, 2013 10:39 11
Buy for 30 tokens
Есть изречение, которое я порой дарю другим людям. Оно магическое и сильно облегчает жизнь. Звучит так: «проблема выбора возникает тогда, когда ни один из вариантов не подходит». Таким образом, проблема выбора возникает тогда, когда люди выбирают слабый гештальт. Пойду ещё дальше: проблема…
ling

путь к саксессу

[обережно]
- А теперь, дети, мы с вами сыграем в игру на выживание. И многие из вас в процессе игры сдохнут в страшных муках.
- Марья Хуановна, а можно я пока пойду ебаться и пиво пить?
- Иди, Вовочка, иди, не отвлекай нас.

отсюда


ling

Я сохраняю спокойствие, но..

"Veliki praznici i svečani dani najbolje mogu da pokažu
koliko su nam daleki i oni koje smatramo najbližima"*

Женщины и мужчины, которые при первом звуке маминого голоса по телефону, сначала с тоской думают "О, господи",  потом с напряжением "что еще стряслось" и только затем, вслух "как дела, мама?".
И виртуозы коротких ответов:
я занят,
я на работе,
я не могу сейчас говорить.
да-да, я перезвоню, мама.


Как же ты достанешь, везде, всегда. Я уехал/а от тебя за 3000 километров, я защитил/а от тебя личное пространство ( "это так дорого, мама, не звони мне на домашний" ), но я знаю, что если в понедельник утром не наберу тебя из офиса, в понедельник к полудню ты будешь пить валерьянку и рисовать себе страшные картины моей гибели от .. , начиная от воспаления легких и заканчивая ядерной зимой.
И я знаю, что эту твою валерьянку я буду чувствовать спинным мозгом, и меня будет есть, пожирать легкое, но беспощадное пламя чувства вины. И это мерзкое тягучее чувство, эта пытка,  - как сидеть на тлеющих углях, - ну, нет. Пусть уж каленым железом, но один раз, в урочное время.
Я позвоню тебе, мама. Сам/а позвоню, обязательно.

Как это я ничего не рассказываю тебе, мама? Да мне и особо нечего рассказывать, знаешь ли, все как всегда, все обычно. Я, знаешь ли, вообще не болтлив/а. Давай лучше обсудим твоих друзей, сослуживцев, и я минут двадцать послушаю, какой сволочь муж у теть Зины, на которую мне глубоко плевать,  только ты не трогай меня, мама, мою жизнь. 

Когда ты едешь ко мне в гости, я знаю, что должен/должна радоваться, но я, сволочь, почему-то не радуюсь. Я жду тебя с напряжением, и, честное слово, порой кажется, что лучше бы я на передовую, где рвутся гранаты, чем вот это: прийти вечером и увидеть тебя, надутую, одинокую, о-которой-никто-не-думает. Треклятое чувство вины обвивает и душит, душит.
Когда ты уезжаешь, оно душит тоже, через облегчение, после которого - звонок утром в понедельник. 

Или: я бы поехал/а с друзьями на Бали, но вместо этого потащусь в Тмутаракань на Новый Год и потрачу его на унылый салат Оливье в твоем обществе, мама. Потому что мы-же-семья и потому что ты-же-обидишься. И вздохи, эти вздохи. Это же разрывные пули. Лучше бы ты орала. Лучше бы ругалась матом. Только не вздыхай, вот так, тяжело, по-особенному, так, что сразу ясно, что у всех дети как дети, а тебе за что...

Я буду тщательно скрывать от тебя свои беды, мама.
Чтобы, к тяжелому моему состоянию, не добавилось еще и того, что надо успокаивать тебя. Боливар не вынесет двоих, хребет может переломиться.
Чтобы не чувствовать на себе твой взор и не слышать этот вопрос: "Ну почему это случилось именно с тобой".
Чтоб избежать твоих мудрых версий про не то делал/а, не там ходил/а, не так поступал/а.
И - самое под дых: "а я тебе говорила!".
Да, ты говорила. Поэтому тебе я ничего не скажу. 

Поехать с тобой в путешествие? Поселиться с тобой в одном отеле? Провести с тобой отпуск? Приехать к тебе на праздники - только не это!
Господи, да мне даже трудно тебя обнять. Стыдно признаться, я вообще не люблю, когда ты до меня дотрагиваешься!

Я не скажу тебе, что не могу носить одежду, свою же одежду, если ты надела ее хотя бы раз. Носки, банный халат, мой любимый теплый свитер. Тебе было холодно, а мне что, жалко что ли?. Мне не жалко, теперь забери его совсем, или я его выкину.
Я заведу для твоих визитов отдельный крем, шампунь, фен, расческу, чашку, только не трогай мое.
Может быть даже, я буду охранять от тебя моих детей, чтобы ты не сделала с ними то, что сделала со мной. И не стирай свои вещи вместе с моими, бога ради.
Какая тебе разница, кто мне сейчас звонил? Как это тебя вообще касается? Можешь ты оставить меня в покое?

Я знаю, ты меня любишь. Я знаю, что я тебя люблю. Когда в фильмах появляются сцены с маленькими детьми, потерявшими и нашедшими матерей, - мы плачем. На словах "ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети" у нас с тобой слезы на глазах. Когда песня заканчивается, ты бросаешь на меня взгляд, перевод которого давно известен "только потеряв свою маму, ты поймешь...но будет поздно".
Я сохраняю спокойствие, но внутри себя втягиваю голову в плечи.
Если бы только у меня был домик, как у улитки! Там, внутри меня, моя голова втянута до уровня груди, вывернута наизнанку и выпукло-вогнута много раз. Это больно, но никому не видно. 

Если мне повезет, у меня будет супруг/а, который меня уведет/увезет от тебя, мама.
Который заявит на меня больше прав, чем ты.
Который будет для тебя препятствием, даже если мы будем жить в одной квартире.
То, что этот валун, может быть, закрывает меня не только от тебя, но и от жизни, я могу понять только потом. 

Что же с нами не так, мама? Почему кто-то ездит с матерями в отпуск? Почему кто-то доверяет маме все свои тайны? Со мной что-то не так, мама?

Я плохо родился/-лась, тебе было больно и страшно, папа напился или его уже не было, я был/а сложным ребенком, тебе столько пришлось вынести. 
Я плохо ел/а, ты кормила меня насильно, и я же сам/а виноват/а, зачем я заставлял/а тебя так переживать? 
Я плохо спал/а, мне было страшно ночами, и я не давала тебе высыпаться.
Я плохо ходил/а в детский сад, с истериками и плачем, мне там было ужасно, господи, сколько же ты вынесла этих утренних слез.
Я боялась оставаться дома одна, сколько же вечеринок и встреч с подругами ты пропустила по моей вине!
Как пошатнулась твоя карьера, из-за того, что ты просидела со мной на больничных!
Сколько упущенных возможностей и никакой благодарности.
Ты хотела балерину, а я была неуклюжей.
Ты хотела музыканта, а мне медведь на ухо наступил.
Ты хотела журналиста/дипломата/переводчика, а я не был, не был, не был. Не была, не была, не была.
Не дотягивал/а, не соответствовал/а.
Сколько твоих нервов! Сколько твоих сил! Сколько твоих жертв!

И прорывается злобное подростковое: А я тебя просил/а меня рожать?
И тогда: твой ход - вздохи. Мой ход - злоба. Твой ход - валерьянка. Мой ход - бегство. Твой ход - валерьянка-плюс. Мой ход - звонки по понедельникам. 

Мне хочется быть от тебя подальше, желательно на другой планете, со связью в одну сторону: чтобы я видел/а и слышал/а тебя и убеждался/-лась, что ты в порядке, а вот ты меня - нет.
Пусть я для тебя исчезну.
Эти муки, закончатся, мама, когда после песенки "ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети", я увижу, я пойму, что вздохи твои не ко мне.
А к той жуткой, немилосердной, жесткой и холодной Всеобщей Матери, которая подменила "просто быть" на "как надо быть". Это она тебя бросила. Это она тебя подвела.  Она тебя потеряла, нет, хуже - оставила.
Ты все делала, как ей было надо. Как правильно. Как лучше. Как умела. И не получила за это ничего. Это ты - брошенный ребенок.
Может быть, даже, уже без надежды найтись.

В день, когда я это пойму, может быть, я даже обниму тебя, мама. 




* (серб.) Большие праздники и торжественные дни лучше всего показывают,
насколько далеки от нас те, кого мы считаем самыми близкими"  (с) Иво Андрич

heromother


[Spoiler (click to open)]



ling

Дальний путь в 16-й округ + застава Шуази

Loin du 16e, 16e arrondissement
Ненайдёнка-брошенка латиноамериканской наружности, преодолевая депривационные мучения, ездит на заработки в фешенебельный район Парижа - там она нянчит буржуазного бэби.
Собственный ребёнок в это время сдан на передержку в социальный приют казарменного типа.
Статус матери-одиночки сулит лишь надрывные попытки выжить, а ведь ей хочется вывести своё чадо в люди - подтолкнуть, пододвинуть его поближе к заветному 16-му округу, к блеску огней и к звону монет ( ей кажется, что это имманентные свойства счастья ).
Режиссёру хватает вкуса и он обходится без насильственной выжимки из зрителей светлых слёз. Но всё одно, чувствительные натуры расклеиваются ( а как же иначе - мать и дитя страдают в жестоком мире чистогана ).
Повода для соплей не вижу, поведенческую модель "жизнь - борьба" женщина выбрала самостоятельно. Безвинное дитя, правда, в эту матрицу затянули не спросясь, но, как говорят в Париже - c’est la vie.




Porte de Choisy, 13e arrondissement
Межрасовые, межкультурные, межцивилизационные слияния и поглощения, взаимопроникновение и отторжение, взаимообогащение и сегрегация, соединённость и разобщённость, встреча мировоззрений. Басмачи в Лютеции?
Что это было, чья победа? Кто побеждён?
Ответ: победило племя пришельцев, десять лет назад Дойл всё проанонсировал - и для нас, и для Европы.



[Spoiler (click to open)]


ещё об этом: Sous le ciel de Paris


ling

Задрать голову и весело захохотать

Дурной бесконечный пляс, переходящий в агрессивное исступление, первобытное сумасшествие, не знающее препонов, ехидное каличное юродство, в конце концов.
Вот где торжество образа, вот где художественная эстетика, вот где раскрытие "другого"! ЭТО самый настоящий противовес мещанскому мышлению: через взрыв, через сумасшествие, через торжество перво-начального архаического хаоса. Именно это как нельзя лучше обнажает обывательские нравы, а не ваш тухлый экзистенциальный бубнёж об абсурдности окружающего мира, не так ли?

Бросьте все, забудьте о своем образе романтичного рассудительного страдальца, пуститесь в бешеный танец, в безумный хоровод с "другим" внутри себя, бессвязно выкрикивая что-то неприличное.
Горячная экстатическая оргиазма - вот самый действенный бунт против серости филистерства и ограничений системы. Наполните душу страстями и хаосом, даже если вокруг вас нет ничего кроме постылых четырёх стен.

Даже если вы рационалист и материалист, нет лучшего способа для интеллектуальной реструктуризации, чем самоочищение чувственной хаотикой пляшущего безумного юродивого самораспада. Уходящие в прошлое панки знали об этом больше чем вы, дорогие ребята. Они безумны и дурашливы, как боги. Им всё простительно, как детям.
Пока бюргеры, наполненные пузырями желудочно-кишечного тракта, вылазят из гробоподобных машин навстречу смраду ювелирных магазинов, пока томные юноши с грустинкой в глазах читают Кортасара и Кафку и играют в страдание, пока пассивных эскапистов трясет от алкогольного делирия или наркотической ломки, они трясут в радостном исступлении хаером и именно они по настоящему счастливы.

Запомните, чтобы очиститься от скверны лени и уныния вовсе не обязательно бросаться в пучину социализации и интеллектуальной деградации. Достаточно просто сменить вектор и вместо сурового напряженного взгляда на встречных прохожих, задрать голову и весело захохотать прямо в хмурое, затянутое тучами небо.
[Spoiler (click to open)]
текст: Apologija Gish
ling

На пути к саксессу

[Spoiler (click to open)]
- А теперь, дети, мы с вами сыграем в игру на выживание, и многие из вас в процессе сдохнут в страшных муках.
- Марья Хуановна, а можно я пока пойду ебаться и пиво пить?
- Иди, Вовочка, иди, не отвлекай нас.

текст увидел в фб С.Медведева, с изм.