Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

ling

Что предлагает товарищ Горилло?

[Spoiler (click to open)]
И. Ильф, Е. Петров
Веселящаяся единица
"Правда" № 312, 12 ноября 1932г.



Вернемся к лету.
Было такое нежное время в текущем бюджетном году. Был такой волшебный квартал — июнь, июль, август, когда косили траву на московских бульварах, летал перинный тополевый пух и в чистом вечернем небе резались наперегонки ласточки.

И, ах, как плохо был проведен этот поэтический отрезок времени!

В одном из столичных парков, где деревья бросали пышную тень на трескучий песок аллей, целое лето висел большой плакат:

ВСЕ НА БОРЬБУ ЗА ЗДОРОВОЕ ГУЛЯНЬЕ!

Но никто здесь не гулял. Деревья праздно бросали свою тень, и ничья пролетарская пята не отпечаталась на отборном аллейном песке.

Здесь не гуляли. Здесь только боролись. Боролись за здоровое гулянье.

Борьба за этот весьма полезный и, очевидно, еще недостаточно освоенный вид отдыха происходила так. С утра идеологи отдыхательного дела залезали в фанерный павильон и, плотно закрыв окна, до самого вечера обсуждали, каким образом следует гулять. Курили при этом, конечно, немыслимо много. И если на лужайке появлялась робкая фигура гуляющего, его тотчас же кооптировали в президиум собрания как представителя от фланирующих масс.

И с тех пор он уже не гулял. Он включался в борьбу.

По поводу здорового гулянья велись болезненно страстные дебаты.

— Товарищи, давно уже пора дать отпор вредным и чуждым теорийкам о том, что гулять можно просто так, вообще. Надо наконец осмыслить этот гулятельно-созидательный процесс, который некоторыми вульгаризаторами опошляется названием прогулки. Просто так, вообще, гуляют коровы (смех), собаки (громкий смех), кошки (смех всего зала). Мы должны, мы обязаны дать нагрузку каждой человеко-гуляющей единице. И эта единица должна, товарищи, не гулять, а, товарищи, должна проводить огромную прогулочную работу. (Голос с места: «Правильно!») Кое-какие попытки в этом направлении имеются.
Вот проект товарища Горилло.
Что предлагает товарищ Горилло?
Товарищ Горилло предлагает навесить на спину каждого человеко-гуляющего художественно выполненный плакат на какую-нибудь актуальную тему — другдитевскую или госстраховскую. Например: «Пока ты здесь гуляешь, у тебя, может быть, горит квартира. Скорей застрахуй свое движимое имущество в Госстрахе». И прочее.
Но, товарищи, как сделать так, чтобы человеко-единицы ни на минуту не упускали из виду плакатов и чтобы действие таковых было, так сказать, непрерывным и стопроцентным. Этого товарищ Горилло не учел, слона-то он и не приметил. (Смех.) А это можно сделать.
Нужно добиться, чтобы гуляющие шли гуськом, в затылок друг другу, тогда обязательно перед глазами будет какой-нибудь плакат. В таком здоровом отдыхе можно провести часа два-три. (Голос с места: «Не много ли?») Да, товарищи, два-три часа. А если нужно, то и четыре и пять, товарищи.
Ну-с, после короткого пятиминутного политперерыва устраивается веселая массовая игра под названием «Утиль-Уленшпигель». Всем единице-гуляющим выдаются художественно выполненные мусорные ящички и портативные крючья. Под гармошку затейника все ходят по парку, смотрят себе под ноги, и чуть кто заметит на земле тряпочку, старую калошу или бутылку из-под водки, то сейчас же хватает этот полезный предмет крючком и кладет в художественно выполненный мусорный ящичек. При этом он выкрикивает начало злободневного лозунга, а остальные хором подхватывают окончание. Кроме того, счастливчик получает право участия в танцевальной игре «Узники капитала».
(Голос с места: «А если играющие не будут смотреть под ноги, тогда что?»)
Не волнуйтесь, товарищ! (Смех.) Они будут смотреть под ноги.
По правилам игры каждому участвующему навешивается на шею небольшая агитгирька, двадцать кило весу. Таким образом, воленсневоленс он будет смотреть под ноги, и игра, так сказать, не потеряет здоровой увлекательности.
Таков суммарно, в общих чертах, план товарища Горилло.

— А вот мне, товарищи, хотелось бы сказать два слова насчет плана товарища Горилло. Не слишком ли беспредметно такого рода гулянье?
Нет ли тут голого смехачества, развлеченчества и увеселенчества! Нужно серьезней, товарищи.
Для пожилого рабочего, которого мы хотим вовлечь в парк, это все слишком легкомысленно.
Ему после работы хочется чего-нибудь более. Его прогулочные отправления должны происходить в трудовой атмосфере. Он, товарищи, вырос вширь и вглубь. Мы должны создать ему родную производственную обстановку. Вот, например, прекрасный летний аттракцион. Надо в нашем парке вырыть шахту глубиной в тридцать метров и спустить туда в бадье отдыхающего пожилого рабочего. И представляете себе его радость: на дне шахты он находит подземный политпрофилакторий, где всегда может получить нужные сведения по вопросам профчленства и дифпая. Тут вносят поправку, что хорошо бы там, в шахте, продавать нарзан. Я против, товарищи. Это в корне неверно, это отвлечет пожилую единицу от работы в профилактории. Лучше уж вместо нарзана продавать нашу брошюру: «Доведем до общего сознанья вопросы здорового гулянья».

И вот что получилось. Государство отвело чудную рощу, ассигновало деньги и сказало: «Гуляйте! Дышите воздухом! Веселитесь!» И вместо того чтобы все это проделать (гулять, дышать, веселиться!), стали мучительно думать: «Как гулять? С кем гулять? По какому способу дышать воздухом? По какому методу веселиться?»

Ужасно скучное заварили дело. Так вдруг стало панихидно, что самый воздух, так сказать, эфир и зефир, не лезет в рот гуляющим единицам.

Могут не поверить тому, что здесь было рассказано, могут посчитать это безумным враньем, потребовать подкрепленья фактами, может быть, даже попросят предъявить живого товарища Горилло с его сверхъестественным планом культурного отдыха.

Между тем все это чрезвычайно близко к истине. В любом парке можно найти следы титанической борьбы за здоровое гулянье при блистательном отсутствии самого гулянья.

Великолепна, например, идея организации Центрального парка культуры и отдыха для московских пролетариев. Превосходна территория, отведенная под этот парк. Велики траты на его содержание.
Но почему на иных мероприятиях парка лежит печать робости, преувеличенной осторожности, а главное — самой обыкновенной вагонной скуки?

Не хочется умалять заслуги огромного штата работников парка, который, несомненно, безостановочно стремится к созданию подлинного Магнитостроя отдыха, но надо сказать прямо, что в парке господствует второй сорт культуры и второй сорт отдыха.

А что касается развлечений, то тут дело уже не в сорте. Их нет, этих развлечений.

— Как нет? — заголосит весь огромный штат. — А наш родимый спиральный спуск, краса и гордость увеселенческого сектора? Чего вам еще надо! А популярное перекидное колесо? А… а…

Но вслед за этим «а» не последует никакого «б», потому что больше ничего нет. В лучшем и самом большом парке нашей страны, куда приходят сотни тысяч людей, есть два аттракциона: ярмарочное перекидное колесо и сенсация XIX века — спиральный спуск. Впрочем, если хорошо разобраться, то не очень он уж спиральный и вовсе не какой-нибудь особенный спуск. В сооружении его сказалась та робость, которая так свойственна парковым затеям. Спирали спуска сделаны такими отлогими, что вместо милой юношескому сердцу головокружительной поездки на коврике (в XIX веке это называлось сильными ощущениями), веселящаяся единица, кряхтя и отпихиваясь от бортов ногами, ползет вниз и прибывает к старту вся в поту. И только крупный разговор с начальником спуска дает те сильные ощущения, которые должен был принести самый спуск.

Аттракционов в парке меньше, чем было в год его открытия. Куда, кстати, девалась «чертова комната»? То есть не чертова (черта нет, администрация парка это учла сразу, — раз бога нет, то и черта нет), а «таинственная комната»?
Комната была не ахти какая, она не являлась пределом человеческой изобретательности. Но все же оттуда несся смех и бодрый визг посетителей. Она всем нравилась. А ее уничтожили.

Почему же уничтожили эту чертову, то есть, извините, таинственную комнату?

Воображению рисуются страшные подробности.

Надо полагать, что смущение, внесенное этим аттракционом в сердца работников отдыхательного дела, было велико.

— Что это за комната такая? Стены вертятся, люди смеются, черт знает что! Абсолютно бесхребетный, беспринципный аттракцион. Надо этой комнате дать смысловую нагрузку.

Дали.

Как у нас дается смысловая нагрузка? Повесили на стены плакаты — и все. Но тут выяснилось новое обстоятельство. Смысловая нагрузка не доходит. А не доходит потому, что стены все-таки вертятся и нельзя прочесть плакаты.

— Надо, товарищи, остановить стены. Ничего не поделаешь.

— Но тогда не будет аттракциона!

— Почему же не будет? Будет чудный, вполне советский аттракцион. Человеко-гуляющий платит десять копеек и получает право просидеть в комнате пять минут, читая плакаты и расширяя таким образом свой кругозор.

— Но ведь тут не будет ничего таинственного и вообще завлекательного!

— И не надо ничего таинственного. И аттракцион надо назвать не вульгарно — вроде «комнаты чудес», а по-простому, по-нашему — «комната № 1». Очень заманчивое название. Увидите, как будет хорошо. Сразу исчезнет этот дурацкий, ничем не нагруженный смех.

Было это так или несколько иначе — не важно. Главное было достигнуто. Таинственная комната исчезла, а вместе с ней исчезло и процентов сорок того смеха, который слышался в парке.

Парковая администрация отыгрывается на всевозможных надписях, таблицах, диаграммах, призывах и аншлагах. Но вызывают большое сомнение эти картонные и фанерные методы работы. Особенно когда натыкаешься на огромную стеклянную заповедь, утвержденную в центре парка:

ПРЕВРАТИМ ПАРК В КУЗНИЦУ ВЫПОЛНЕНИЯ РЕШЕНИЙ
СЪЕЗДА ПРОФСОЮЗОВ


Превратим парк в кузницу!

Что может быть печальней такой перспективы! Как это нелучезарно! Какое надо иметь превратное понятие об отдыхе, чтобы воображать его себе в виде кузницы. Хотя бы даже кузницы выполнения решений.

Иной из работников отдыхательного дела взовьется на дыбы.

— Вот вы кто такие! Вы против выполнения решений!

Нет, мы за выполнение решений. Мы только против превращения парка в кузницу канцелярских лозунгов и принадлежностей. И самым лучшим делом было бы не только призывать к выполнению решений, а выполнять эти решения. Превратить парк в место настоящего пролетарского отдыха, а не в городское четырехклассное училище для детей недостаточных мороженщиков, на которое парк очень сейчас походит.

Естественно, что все живое устремляется на реку, каковую еще не успели перегородить картонной плотиной с надписью:

ПРЕВРАТИМ РЕКУ В НЕЗЫБЛЕМУЮ ГРАНИТНУЮ
ЦИТАДЕЛЬ ЗДОРОВОГО ОТДЫХА


Между тем, невзирая на усилия отдыхательных идеологов, в парке сквозь «левый» культзагиб слышится радостный смех. Но парк тут ни при чем.

Посетители смеются сами по себе. Они молоды. Им семнадцать лет. Молодость всегда смеется. Однако если не остановить борьбы за «превращение парка в кузницу», если не прекратить отчаянной свалки по поводу методов «борьбы за здоровое гулянье», то вскоре перестанут смеяться даже они — семнадцатилетние.

Вот о чем необходимо столковаться зимой, чтобы опять не увидеть этого будущим летом.


promo rhumb april 23, 2013 10:39 13
Buy for 30 tokens
Есть изречение, которое я порой дарю другим людям. Оно магическое и сильно облегчает жизнь. Звучит так: «проблема выбора возникает тогда, когда ни один из вариантов не подходит». Таким образом, проблема выбора возникает тогда, когда люди выбирают слабый гештальт. Пойду ещё дальше: проблема…
ling

Банан вам с солёной карамелью. От Большого Папы.

[Spoiler (click to open)]
Подождите. Совсем немного осталось.
Несколько дней или недель.
И мы вдруг поймем, что дни карантина были самыми счастливыми днями нашей жизни, неожиданным детством, когда неизвестный Большой Папа запер нас дома, опасаясь опасностей, понятных только ему.
А мы, как в далекой, совсем забытой эпохе безнаказанных шалостей, картинно возмущались, тихо восторгаясь вольницей внезапной жизни, открытой свознякам снов и порывам сказок, без немеющей ноши работы, сквозь путы пустых слов, высвобождая себя, всего себя, для бездумного, полусонного счастья, дозволенного только Богам и дебилам, не знающим ни обязательств, ни обязанностей, вольных устремляться в любые дальние дали одной лишь летучей прихотью желания, еще не скованного ложью о злобе жизни.

Потом. Всё потом: и боль невостребованности, и новая реальность цифровой покорности, и голод неразделённой любви, и спазмы бытового голода. За все надо заплатить полной ценой, до скрипучей пустоты кошельков, до шершавости рук, не способных более удержаться у края обрыва.

Но сейчас, когда весна клокочет и рвется сквозь чернозем наших нелепых жизней, еще можно побыть маленьким, почти больным, едва способным на собственные шаги, ничего уже не решающим, а потому способным созидать новые миры для новых людей, грядущих за нами.
А мы, ослепленные детством карантина, уже никому не будем нужны.

текст: Олег Фесенко




ling

хера с два



[Spoiler (click to open)]
Один мальчик хотел получить хер, но стеснялся попросить.
Тогда он попросил счастья и здоровья, настоящую любовь и семью, работу по душе, достойную зарплату и верных друзей, а получил хер.

текст: Виталий Пуханов
иллюстрация: Микола Толмачов


ling

Овощная диета



[Spoiler (click to open)]
Побудьте овощем.
Никуда не бегите, не развивайтесь и ничего не доказывайте.
Оставьте достижения, расслабленно улыбайтесь вслед чужим ускорениям, отложите книги, личностный рост, выход из зоны комфорта.
Жизнь туловища - в любом удобном положении.
Когда хотите, бессистемно.
Не делайте из овощной диеты задачу. Мотивируйтесь бессмысленностью действий.

автор текста - Полина Горбунова
на фото - Joseph Morgan


ling

Семь Иванов - семь капитанов

Существует знание номер один, основанное на подражании или инстинктах, заученное, втиснутое в человека, сообщенное ему долгими упражнениями. Человек номер один, если он таков в полном смысле слова, заучивает всё наподобие попугая или обезьяны.

Знание человека номер два — это просто знание того, что ему нравится; а того, что ему не нравится, он не знает. Всегда и во всём он желает чего-то приятного. Если же это больной человек, он будет, напротив, знать только то, что ему неприятно, что его отталкивает, пробуждает в нём страх, ужас, отвращение.

Знание человека номер три — это знание, основанное на субъективно-логическом мышлении, на словах, на буквальном понимании. Это знание книжного червя и схоласта. Человек номер три, например, подсчитал, сколько раз каждая буква арабского алфавита повторяется в Коране Мухаммада; и обосновал на этом целую систему толкования Корана.

Знание человека номер четыре представляет собой род знания, весьма отличный от предыдущих. Это знание, исходящее от человека номер пять, который в свою очередь получает его от человека номер шесть; а к тому оно поступает от человека номер семь. Но, конечно, человек номер четыре усваивает из этого знания только то, что он может усвоить сообразно своим силам. По сравнению с человеком номер один, два и три человек номер четыре начал уже освобождаться от субъективных элементов в своём знании, начал движение по пути к объективному знанию.

Знание человека номер пять — это целостное, неделимое знание. Он имеет одно неделимое Я, и всё его знание принадлежит этому Я. Он не может иметь одно «я», которое будет желать чего-то такого, что неизвестно другому «я». То, что он знает, знает всё его существо в целом.
Его знание ближе к объективному знанию, чем знание человека номер четыре.

Знание человека номер шесть — это полное знание, какое только возможно для человека; но его ещё можно утратить.

Знание человека номер семь — это его собственное знание, которое невозможно от него отобрать; это объективное и целиком практическое знание Всего.
Collapse )
ling

Frida, 2002



[Spoiler (click to open)]
Hayek - дамочка симпатичная, но актёрскими способностями наделена не щедро. Главный её приём - подбоченясь топать ножкой или пылко сверкать очами. Не более того. Сценарно фильм выстроен по наработанным десятилетиями шаблонам, слишком по-голливудски: адаптировано под мейнстрим-смотрибельность всё, что можно и что нельзя.
Точечные постановочные находки имеются + Prieto с художниками выстраивает яркую цветистую картинку - поэтому смотреть приятно, но мыслей о какой-либо принадлежности киноленты к понятию "искусство" не возникает.

Отдельное удовольствие - увидеть красотку Ashley Judd, находившуюся 10 лет назад в чудной физической форме. Ну и, конечно, спасибо за то, что показали Чавелу, хоть и мельком.
Norton, тогдашний полюбовник Сальмы, присутствует лишь для мебели, а Geoffrey Rush в роли Троцкого ужасен и безвкусен, как впрочем и в большинстве своих ролей ( или я просто его не люблю и поэтому необъективен ).
Banderas, играющий Сикейроса,- раскрасавчик.

Кинопоиск: 8.030 ( 20 778 )
IMDb: 7.40 ( 51518 )
ling

Карацуба об импотенции

Согласен с Т.К. Карацубой. Причём, если на ум приходят какие-то другие примеры, то скорее всего
- мы не слишком информированы о субъекте ( в разделе знаний об уверенности его эрекции )
либо
- исключения, как известно, лишь подтверждают правило.

[Spoiler (click to open)]
Почему так происходит в мире людей - чем уродливее, тем выше.
У зверей наоборот, - сильный, смелый, красивый - вожак, лидер.
У людей - подлый, противно уродливый, трусливый, импотент (это обязательное условие) - вожак общества.
линк
ling

Палиенко об Ошо

Важно понять, что у людей, которые занимаются слишком большой умственной деятельностью, серьезным образом страдает «физика». К примеру, Ошо обладал возможностью мечтать, смотреть состояния и из них делать выводы. При этом у него уже в 40 лет разваливалось здоровье. У него были проблемы с тем, что он осуждал окружающий мир и это привело к формированию событий, которые, в связи с тем что у него не было «заземления» (физических действий), не было сексуальной жизни (которая есть развитие творчества), привели к потере возможности контролировать свою жизнь и управлять ею. В результате у него развалилось здоровье, развалилась судьба (его покинули все близкие люди, забрав все деньги, которые у него были, его предал социум — он отсидел в тюрьме, и был запрет на его въезд в другие страны).

Причина в чем? Когда мы слишком уходим в какую-​то крайность, то перестаем быть в равновесии. Когда мы развиваем инь (интуицию, ощущение того, чего мы хотим), то у нас резко падает янь (действие и реализация). И наоборот.

[Spoiler (click to open)]
полный текст